14:16
А МОЖЕТ, ЛЮБОВЬ?.. шуточные стихи И.Поляковой с предысторией

1988 г. Институт, лекция по истории КПСС. Лектор монотонным голосом нудно бубнит материалы какого-то съезда. Аудитория - стакан. Почти 200 человек сидят со стеклянными глазами, изо всех сил преодолевая накатывающие волны сна. Моргать нельзя - есть опасность, что, опустив веки, заново поднять их уже не получится. Спать тоже нельзя - все на виду, и лектор зорко следит за каждым из нас.Писать за ним нет смысла - он зачитывает учебник и выдержки из газет. Они все есть в библиотеке, и все это придется перед экзаменом не просто перечитывать, а заучивать. Чтоб не заснуть, разглядываю аудиторию и всех сидящих ниже.Наискосок от меня колоритная пара. Видно, что после хорошего загула: у обоих на отекших лицах страдальческая печать похмельного синдрома.Шепотом вяло переругиваются, периодически морщась и отворачиваясь друг от друга. Похоже, что не только я, но и они сами с трудом переносят амбре перегара. Она кокетливо склоняется к нему и что-то хрипло воркует. Он бесится и шипит, она обижается, он начинает ее жалеть, она прощает, что-то шепчет в ответ. Он снова бесится и процесс повторяется. Наблюдаемая сцена дает толчок моему воображению и... я хватаюсь за ручку и прямо в лекционной тетради начинаю самозабвенно писать стихи... Они родились сразу, на одном дыхании и без правок. Я ставлю точку со звонком. Аудитория облегченно вздыхает... и тут лектор объявляет: прошу всех подойти к кафедре и предъявить конспекты. Всё. Трындец... Быстро пролистываю к началу конспектов в надежде, что читать не будет, ведь нас тут две сотни. Но - нет! Смотрит, злодей, и в журнале помечает! Подходит моя очередь, протягиваю развернутую тетрадь. Он в тетрадь не смотрит, указывает на меня пальцем и громогласно объявляет: "Я всегда вижу, кто у меня работает, а кто впустую отсиживает! Фамилия? Зачет автоматом!" Жаль, с экзаменами такое не прокатывало А стихи я так и сохранила без правок, как память. Они слегка противные получились, но - что поделать - образы в точности соответствуют оригиналам :))

 

А, МОЖЕТ, ЛЮБОВЬ?.. (шуточные стихи)

У тебя на лице написана радость.

Погоди, я тебе придумаю гадость:

Ты обидишься, скиснешь и отвернешься,

Ты уйдешь и уже никогда не вернешься.

Ну и что же, кривые и тощие ноги

Твои вспомнят, быть может, иконные боги,

Что с укором и тихим смиреньем смотрели,

Как в кровати мы мочью с тобою балдели.

И глаза твои вспомнят, как свеч сальных свет,

Да и вся ты сама - будто ветхий завет:

Улыбка сияет, как свет керосинки,

И вся ты как будто корявка-осинка.

И ножки - как ручки, и ручки - как палки...

Сводить тебя, что ли, бедняжку, к гадалке?

Пускай она скажет, что было, что будет,

Кто страстно полюбит, а кто позабудет.

Пускай она там мозги тебе пудрит,

А я золотые найду себе кудри:

Чтоб ножки прямые и пышная грудь,

И ты про меня, дистрофанка, забудь.

Чтоб ночью мне нежно шептали на ушко,

А не сальные пряди вились по подушке,

Чтоб нежные ручки меня обнимали,

Чтоб душу заплеванную понимали,

Не светились в улыбке чтоб желтые зубы,

Чтоб моих губ касались не липкие губы,

Различить чтобы сразу - где талия, бедра,

Чтобы грудь - не доска, чтобы грудь была - ведра.

Я мечту эту в жизнь воплотил ненароком,

Счастье ж в миг обратилось тяжёлейшим роком:

Я в костюме теперь и воняю “Диором”,

Был простым мужиком - стал теперь монсеньёром.

Рестораны, вино... Время не замечаю,

Да и ночью с кудряшками я не скучаю.

Пью вино, пью шампанское, изредка - фанту,

И, казалось, забуду тебя, дистрофанку.

Но привычка - ужасная штука, злодейка,

Мысль мою приковала к тебе лиходейка.

Сплю с кудряшками - вижу тебя, оборвашку,

Прям хоть в ад посылай золотые кудряшки.

А гадалка тебе про любовь порасскажет,

Ворожбу тебе тайно за бабки покажет,

Ты поплачешь тихонько, слезами утрешься,

Все обдумаешь молча, глядишь - и вернешься.

И пускай у тебя на лице будет радость.

Не пугают меня твои желтые зубы.

Я не стану придумывать вновь тебе гадость,

Потому что люблю твои синие губы.

Ты ж затянешься смачно вонючим “Дукатом”,

Ты польешь меня нежно отборнейшим матом,

Прыгнешь, ноги поджав и от радости млея,

И повиснешь змеей у меня ты на шее.

И встает вопрос мучительный вновь:

А может быть, это - любовь?

(С) Полякова Ирина Алексеевна, ноябрь 1988 г.

Просмотров: 61 | Добавил: Алексей | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar